Оптимизация культуры по-брянски.

В год литературы и 1030-летия Брянска власть в очередной раз показала, что культура, образование и история ей в тягость. Дохода они приносят мало, а на дворе кризис, в казне денег нет. Так что лучше из двух детских театров сделать один, проделать это же с библиотеками и музеями. И помещений меньше будет, и людей. А значит и траты уменьшатся. При отсутствии организованных протестов это который раз прокатывает.

Ликвидация музеев и прочих культурных центров началась в Брянске не вчера. В 1999 году планетарий отправили с центра города на окраину, вернув Горне-Никольский храм церкви. Церквей у нас с тех пор становилось всё больше, а вот чего-нибудь научного — меньше. В 2009 году новое место пребывания планетария — ДК имени Гагарина — признали аварийным (а в 2015 году — и вовсе подлежащим сносу). С тех пор планетарий кочует: в нужном месте в нужное время разворачивается надувная конструкция, где и проходят лекции о звёздном небе. Но это разве можно сравнить с тех великолепием, которое у нас было вплоть до конца 1990-х?

Далее настала очередь «Брянского леса» — он внезапно сгорел в ночь на 8 марта 2009 года. МЧС установило причину — поджог, но виновных не нашли, и первый в России профессиональный музей леса был ликвидирован. Отныне его территорию в парке имени А. К. Толстого занимают передвижные аттракционы и прочая развлекаловка.

В это же время нашли причину для уничтожения Литературного музея: здание ветхое, крыша течёт — значит надо спасать экспонаты. Всё вывезли в Краеведческий музей, а с купеческим особняком, где располагался когда-то литературный, поступили как с домиками по Потёмкинской лестнице — оставили на растерзание погоде и вандалам. Памятником истории и культуры дом не признали, выставив на торги. И с 2012 года в деревянной постройке начали бухать по-ирландски.

Кстати, этим летом наша интеллигенция в очередной раз озаботилась судьбой литературного музея и написала письмо в облдуму и правительство области, рассуждая по принципу “новый царь — новые надежды”. Даже выдвинула предложения новых мест размещения для художественного музея. Сами понимаете, что обращение это никому наверху не сдалось. Власти, видя отсутствие организованного сопротивления, занялись как раз противоположным делом — объединением всех в одно.

Начали с театров. Излюбленную тактику — здание нуждается в ремонте, так что труппа/экспозиция временно погостит в другом месте — применили и тут. Актёров «Театра кукол» подселили к актёрам Театра Юного Зрителя, а само “кукольное” здание обещали снести, построив на его месте шикарный трёхэтажный особняк, аналогов которому в РФ не будет. Между прочим, возвести на месте снесённого кинотеатра «Родина» тоже много чего приличного обещали, а получилась очередная бурая коробка для ТРЦ. Пипл как обычно схавал, но потом неожиданно выяснилось, что денег на новое здание для театра нет, будет отремонтировано старое. Пока на камеру все заинтересованные чиновники дружно изображали озабоченность и заверяли, что слияние ТЮЗа и “кукол” не будет, объединение тихо готовили. А потом актёров поставили перед фактом: либо вы подписываете согласие на реорганизацию, либо будете уволены. Их возмущение выплеснулось лишь в сеть и на кухни.

1 сентября ТЮЗ и Театр кукол слились в государственное автономное учреждение культуры «Брянский областной театр юного зрителя». Ропот затих, актёры продолжили работать в тесноте да не в обиде. А спустя полтора месяца, как раз после выборов губернатора, департамент культуры выпустил текстик «О мерах по оптимизации неэффективных расходов в сфере культуры Брянской области», где уже говорится “об объединении всех музеев в Брянский объединённый государственный музей с единой дирекцией и объединение государственных библиотек в единую областную универсальную библиотеку”. Бомжующий планетарий и художественный музей вливаются в краеведческий, а областная детская библиотека становится частью универсальной тютчевской библиотеки. Цели — “снижение расходов на административно-управленческий и вспомогательный персонал учреждений, который не принимает непосредственное участие в предоставлении государственных услуг, выполнении работ”. Естественно, от такого объединения сразу повысится качество предоставляемых услуг, расширятся формы обслуживания и вырастет зарплата у тех специалистов, кого не уволят. А оставшиеся будут искать новые формы и методы “повышения доходности учреждений за счёт оказания платных услуг”. Как известно, при капитализме высшая ценность — это деньги. Что их не приносит, то не интересно правящему классу. Так что сокращение трат на социальную сферу — закономерность. Хотите жить, деятели культуры? Зарабатывайте! Как? Это уже другой вопрос.

Тот же краеведческий музей, куда теперь втиснули художественный музей и планетарий, за последние годы стал известен не как обитель культуры, а как регулярный поставщик скандалов с коррупционным душком. Не умножаться ли они? В тесноте да не в обиде, приговаривают чиновники. А то, что планетарий занимает сферу естественно-научную, а не художественную, не историческую, их не волнует. На отдельное помещение денег нет, а всё остальное законодательству не противоречит — весь ответ. То, в каких условиях “предоставляет услуги” в стенах краеведческого музея бывший литературный музей, описывать не требуется. В таких же будет обитать и планетарий. А в здании самого художественного музея по улице Емлютина, видимо, появится очередной торговый центр, благо место подходящее — рядом с центральным рынком города.

Эта операция по склеиванию напоминает желание таких же деятелей, но только федерального масштаба, по объединению в рамках школьной программы отдельных дисциплин астрономии, биологии, географии, физики и химии в одну — естествознание. Ну а что, это всё совокупность знаний о природных объектах, явлениях и процессах. То, что в XIX веке из него выделились отдельные естественные науки, которые обратно уже не запихнёшь, “реформаторов” особо не беспокоит. И постепенное сокращение часов, а то и исчезновение из школьной программы каких-либо из естественных наук, вполне в духе времени: слишком много школьникам знать не обязательно и даже вредно. Само собой, на место “сокращённых” придут новые, например, теология, как раз в сентябре 2015 года официально провозглашённая научной специальностью. А это уже прекрасно согласуется с обратной стороной уничтожения науки — клерикализацией общества.

Ещё одна новость: Брянск планирует выйти из Союза исторических городов. Депутаты-единороссы из горсовета хотят рассмотреть этот вопрос на ближайшей сессии. Причина та же: денег в казне нет, а за членство надо платить. Естественно, найдут и другие причины. В любом случае, это ещё один намёк, что властям культурное наследие по барабану. Что интересно, происходит это спустя месяц после торжественного празднования 1030-летия Брянска.

Кстати, о подобных празднованиях. Именно они и будут, видимо, вершиной культурной жизни Брянщины: ряженые студенты, декорации из папье-маше, песни и пляски под приглашённых “звёзд”. На остальное денег не будет, не надейтесь. То же самое будет происходить и в других районах области, например, в усадьбе-музее А. К. Толстого в Красном Роге, где история потихоньку заменяется выдумкой в угоду чиновникам.

Между тем 21 октября зампред правительства РФ Дмитрий Козак похвалил предложения Александра Богомаза по оптимизации расходов на основе опыта области и назвал пример показательным и заслуживающим поддержки.

Вообще можно много говорить о бесчеловечности властей, о жадности застройщиков, о лицемерии чиновников. Но где же ответные действия деятелей культуры: рядовых актёров, библиотекарей, персонала музеев? Откуда такое долготерпение? Может быть против произвола департамента культуры были хоть какие-то акции протеста, обращения в суды? Или же недовольный ропот и горечь проглоченной обиды выплёскиваются только в сетевое пространство? Почему, например, те же работники подстанции скорой помощи бьются за свои права, доставляя постоянное неудобство чиновникам от медицины, общественники пытаются спасти зелёные уголки города и свои дворы от застройщиков, а творческая интеллигенция сносит все побои, не забывая иногда упрашивать власть о поблажках? Где единство, где осознание себя свободным человеком, а не рабом обстоятельств? Лишь страх потери работы и регулярный вопрос “А что я один могу сделать?” Один — ничего, но когда вас много, то с вами начинают считаться. Хищника нельзя умолять о пощаде, с ним необходимо бороться. “Оптимизированные” деятели культуры шутят, что они стали крепостными. Так ведь это и происходит, когда вместо протеста подставляют другую щёку.

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов еще нет