“Это день скорби и памяти, а не праздник!” Пикет брянских коммунистов к 30-летию аварии на ЧАЭС.

Брянские коммунисты в день 30-летия аварии на ЧАЭС провели пикет у памятника жертвам катастрофы. Но только лишь возложением цветов дело не ограничилось. Активисты КПРФ напомнили о действиях федеральных и местных властей, урезавших чернобыльские пособия матерям и пересмотревших границы зоны радиоактивного загрязнения.

Брянский пикет.

Первоначально коммунисты хотели провести свою акцию на площади Ленина, однако им в который раз отказали. Так что пикет прошёл у памятника «Жертвам чернобыльской катастрофы». Ранее здесь проходил митинг с участием первых лиц области и города, на который привычно согнали школьников для массовости, и где произносились пафосные, сочувствующие речи. Но там, конечно, не было сказано главного — благодаря кому оказался утверждён новый Перечень населённых пунктов зоны радиоактивного загрязнения. Ведь 12 мая 2015 года тогда ещё врио губернатора А.В. Богомаз направил заместителю министра МЧС С. Воронову письмо, где от имени областного правительства подтвердил согласование проекта постановления Правительства РФ об утверждении нового Перечня. Согласно ему около 70 тысяч жителей Брянщины, проживающих на загрязнённых территориях, были лишены прежних льгот.

Об этом и напомнили на своей акции коммунисты. Печально известное постановление, увеличенное до плаката, держал на пикете один из активистов. Отношение коммунистов и комсомольцев к подобному поступку губернатора выразила растяжка «Богомаз предал “чернобыльцев”. Собравшиеся призвали вернуть “чернобыльцам” льготы, ибо экономить на жителях загрязнённых радиацией территорий подло.

К присутствующим обратился второй секретарь Брянского областного отделения КПРФ Андрей Архицкий. Он напомнил, что в результате аварии на Чернобыльской АЭС радиоактивному загрязнению свыше 1 Ки/км2 подверглось более 59,3 тысяч кВ. км территории бывшего СССР, на которой проживало около 3 миллионов человек.

“До трагических дней апреля 1986 года, — пояснил депутат горсовета, — имелись теоретические представления и практические навыки ликвидации радиационного загрязнения, вызванного применением атомного оружия, но не было научных разработок с тем, как бороться с радиационным загрязнением, вызванным техногенной катастрофой. В первые дни ликвидации чернобыльской аварии применялись методы, наработанные теорией и практикой. Однако последствия взрыва атомной бомбы намного отличаются от последствий аварии на атомной станции. Например, временем распада радионуклидов. Те, что остались после ядерной бомбардировки, как правило короткоживущие, с небольшим по времени периодом полураспада. Возможно, эти методы первоначально применяли к ликвидации катастрофы на ЧАЭС. Были предположения, что через некоторое время после мероприятий по дезактивации, людям можно будет вернуться в свои оставленные дома. Но, как показала практика ликвидации чернобыльской катастрофы, территория оказалась загрязнена тяжёлыми радиоактивными элементами, такими как цезий, стронций, уран, у которых период полураспада в десятки и тысячи раз больше”.

Напомним, наиболее загрязнёнными территориями в России являются Брянская область (загрязнено 11800 км2), Калужская область (4900 км2), Тульская область (11600 км2) и Орловская область (8900 км2). Территории с плотностью загрязнения более 15 Ки/км2 по цезию-137, а также радиоактивно загрязнённые водоёмы, имеются только в Брянской области. До половины из 226 случаев рака щитовидной железы у детей и подростков (на момент аварии), выявленных в период 1991–2003 годов в Брянской области.

Андрей Архицкий — академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности, долгое время работал доцентом кафедры «Радиационная экология и БЖД». Так что депутат горсовета мог объяснить, почему лжёт областное правительство, увязывая период полураспада радиоактивных элементов стронция и цезия с отменой льгот людям, проживающим на загрязнённой территории.

“Что такое период полураспада? — продолжил Андрей Георгиевич, — принято считать, что это банальное уменьшение радиоактивности, забывая, к сожалению, что при этом сохраняется плотность радиоактивного загрязнения местности. Это не означает, что при достижении определённого срока половина этой радиоактивности куда-то исчезнет. Просто происходит перераспределение тяжёлых радиоактивных элементов в результате различных природных и искусственных факторов (таких как заглубление верхних слоёв почвы, влияния ветра и биологической миграции радионуклидов). За счёт этого на определённой высоте над землёй уровень радиоактивности может понижаться, что и демонстрировали дозиметрические приборы. Но это совсем не значит, что там уже можно полноценно жить (без ограничений)”.

Депутат горсовета пояснил, что лишь через 300 лет можно будет говорить о том, удачными ли были действия местных властей по ликвидации последствий катастрофы. Именно тогда можно разрешать высаживать в тех местах, например, любимый нашим губернатором картофель, откармливать скот. Сейчас на загрязнённых территориях должны действовать ограничения, введённые санитарными правилами на любые виды хозяйственной деятельности.

В сети уже появились фотографии с официального митинга у памятника «Жертвам чернобыльской катастрофы», на которых первые лица города расплываются в улыбках. Для них этот день — не день великой скорби и печали, в одночасье унесший жизни многих тысяч мирных жителей и продолжающий умножать этот смертельный счёт (руководитель областной организации Союз «Чернобыль России» Вячеслав Карнюшин, сообщил на митинге, что две с половиной тысячи брянских ликвидаторов уже ушли из жизни, только в 2015 году не стало 66 человек. Сейчас в Брянской области проживает около 5 тысяч ликвидаторов). Но для брянских чиновников это праздник. “Праздник” страшной трагедии славянских народов. Иначе как кощунством это трудно назвать. Как верно подметил один из читателей «Брянской улицы», Андрей Зайцев, назвавший официальный митинг “праздником лицемерия”: “брянские чиновники много слов слёзных сказали... И память почтили погибших... И пособолезновали тем, кто страдает от последствий ЧАЭС... А про Постановление своё не вспомнили. И про отмену льгот для этих самых чернобыльцев тоже, наверное, забыли?”.

Андрей Георгиевич так прокомментировал эту ситуацию: “Праздник будет тогда, когда мы ликвидируем все последствия этой катастрофы. Когда во время поездки по Брянской области нигде не затрещит счётчик Гейгера, определяющий уровень радиации. Когда радиация перестанет влиять на землю, растения, животных и людей. Тогда можно будет говорить, что мы с вами эту боль, эту трагедию преодолели. Тогда это и будет День победы над радиацией”.

Участник пикета известный брянский краевед Виктор Филиппович Алешин принёс с собой карту радиоактивного загрязнения Брянской области и показал все зоны, вплоть до той, где плотность загрязнения достигала 40 кюри. Он пояснил, почему населённые пункты нельзя лишать “чернобыльского” статуса. Помощник депутат горсовета Пётр Громов рассказал о и действиях европейских властей по ликвидации последствий аварии.

К собравшимся обратилась и известный эколог Александра Анишина. Она засомневалась, что, случись подобная катастрофа в нынешней России, удалось ли властям приложить все усилия к её ликвидации: “В условиях социалистического, экономически развитого государства был проведён колоссальный объём работы по уменьшению последствий аварии. Хоть сейчас и говорят, что не всё было сделано, но столько мужества, столько героизма проявили советские люди, которых сегодня называют «ликвидаторы» последствий катастрофы. И я подумала, а если бы случилось такое сегодня, в наше время? Что бы делало нынешнее капиталистическое государство? К чему бы призывала нынешняя буржуазия? Это ж не ИГИЛ бомбить”.

В конце акции коммунисты возложили красные гвоздики к подножию памятника жертвам Чернобыльской катастрофы, почтив память погибших. А живым пожелали здоровья и долгих лет жизни. После пикета у шара часть комсомольцев переместилась на площадь Ленина, где организовала одиночные пикеты с раздачей газеты «Брянская правда» с материалами о чернобыльской катастрофе и о предательской позиции в этом вопросе нынешнего губернатора Брянщины.

Новозыбковский запрет.

А вот традиционный митинг в “столице российского Чернобыля”, городе Новозыбкове, был отменён. На митинг планировали приехать жители из других городов области, пострадавших от техногенной катастрофы. Ожидалось прибытие высокопоставленных областных и столичных чинов. Мероприятие проходило каждый год 26 апреля, но не состоялось именно в год 30-летия аварии на ЧАЭС. Как сказал Андрей Архицкий, власть просто испугалась народного возмущения. Видимо, чиновники не рискнули выслушивать гневные вопросы и просто смотреть в глаза людям, которых лишили льгот, так называемых «гробовых» (Новозыбков потерял статус “зоны отселения” после постановления правительства РФ).

«Совет матерей Новозыбкова» планировал провести акцию, подобную «Бессмертному полку». Активисты хотели пройти с портретами своих уже умерших от последствий катастрофы на ЧАЭС родственников. Видимо, такой формы протеста и испугались чиновники, не согласовав мероприятие. Ведь это ударило бы по престижу не только местной, но и федеральной власти. Так что в новозыбковском Доме культуры состоялся всего лишь вечер памяти «Колокола Чернобыля», на который пригласили оставшихся в живых ликвидаторов аварии на ЧАЭС, а также вдов и родственники тех, кто ушёл из жизни, получив смертельную дозу облучения и потеряв здоровье.

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов еще нет