Второй “круглый стол” по генплану Брянска. Кого волнует будущее города?

Категории: 

После “круглого стола” по Генплану, прошедшего на партсобрании в 7-й первичной партийной организации КПРФ, коммунисты провели такой же в горсовете. Только пригласили на него ещё и ответственных в принятии решений чиновников, архитекторов и прочих специалистов. Но самые важные из них как всегда не пришли.

Градоначальники Хлиманков и Макаров, как и природоохранный прокурор Максим Зубко, конечно, не явились (как пошутила Надежда Кочегарова, “по повестке в суд явятся”). Остальные прислали вместо себя замов, которые, естественно, ничего не могли сказать по существу рассматриваемых вопросов.

Коммунистов на “круглом столе” представлял нынешний и прежний состав фракции КПРФ в горсовете. Как отметил, открывая заседание, Андрей Архицкий, “это люди не со стороны. Это те, кто “в теме” — и экологической, и градостроительной, профессионалы своего дела, занимающиеся этой проблематикой не один год”. Все предложения, которые ранее не были услышаны властью, Андрей Георгиевич предложил здесь повторить, по итогам “круглого стола” принять решения и отправить их отсутствующим градоначальникам.

Профессор Александр Городков посетовал на то, что городская власть их не слышит: они несколько раз просили включить в состав рабочих групп представителей общественности и учёного мира Брянска. Надо ли говорить, что им отказали? Из этого вырисовывается риторический вопрос: а кто, собственно, работал в этих группах? Ведь по итогам этой “работы” были утверждены и приумножены лишь аппетиты застройщиков. Городков заявил, что случилось это не вчера, а развивалось с 1990-х, на фоне ослабления градостроительной дисциплины, расширения самовольной застройки и ошибок, а точнее сказать, преступлений при строительном проектировании. Поэтому и непонятна для него техническая процедура прохождения Генплана от технического задания до функций «Гипрогора», замечаний общественности и экспертизы. “Нам эту пагубную цепочку не удалось прервать, и сейчас Генплан находится на завершающем этапе утверждения, – отметил Городков. – Мало того, каждые две недели вносятся различные изменения в функциональные зоны города — такого нет ни в одном городе России! Вот такая порочная практика”.

“Будем ждать смертей?”

Как всегда эмоциональным было выступление профессора Надежды Кочегаровой. По её словам, “никакого нового Генплана не разрабатывали”. Специалистами в 1994 году был разработан прекрасный Генплан, который на тот момент соблюдал все требования, все необходимые нормативы. Прошло 20 лет, и в него должны были внести некоторую корректировку из-за изменения границ города и изменений Лесного, Водного и Градостроительного кодексов. «Гипрогор», по словам Надежды Леонидовны, раньше был профессиональной организацией, сейчас же — “шарашкина контора”, где, “при соответствующих навыках”, можно протащить что угодно. Большая часть заключений по Генплану написана в интересах застройщиков, полна взаимоисключающих положений, а важные законы не упомянуты порой вовсе. Поскольку профессиональных застройщиков в Брянске нет, их изображают депутаты, “чинуши”, получая участки “за 30 копеек”. Но это уже дело правоохранительных органов, в частности прокурора Войтовича. Как эти “чинуши” пролезли в процесс корректировки Генплана, общественность не в курсе. Но «Гипрогор» пошёл им навстречу – в нарушение федерального законодательства и решений Верховного суда. “Если Хлиманков и Макаров её подпишут, то пойдут вслед за Смирновым, – подчеркнула Кочегарова. – Ибо коррупционная составляющая велика”.

“Публичные слушания должны были быть назначены для того, — продолжила Надежда Леонидовна, — чтобы «Гипрогор» доложил нам, какие части Генплана 1994 года они предлагают изменить и почему. А жители города должны были согласиться с этим или нет. В действительности позицию проектировщиков мы не услышали, выступали одни застройщики, предлагавшие дальше застраивать Судки и до конца раздолбать пойменные территории. А “подсадные утки”, которых завезли на слушания, это одобрили. Никакой юридической силы этот балаган не имеет”.

Надежда Леонидовна привела, как пример, желание некоего Вольпера сделать природоохранную зону в роще «Соловьи». Ну как сделать: из 290 гектаров оставить 18, а остальное забрать себе. Интересно, что с 2008 года роща уже имеет статус особо охраняемой природной территории. И хотя капитальное строительство на таких территориях запрещено, у Вольпера в «Соловьях» сауны, тренажёры, он там “спорт развивает”, а общественность ему, видите ли, мешает. А разрешений на коттеджи, подъёмники и прочее, по словам, Кочегаровой, у него нет. Уже и Богомаза туда затащили, чтобы он там “ленточки разрезал”.

Затем профессор-эколог перешла на ситуацию с городскими лесами. Известно, что в 1997 году они перешли в собственность муниципалитетов. И хотя там нельзя было срубить ни одного дерева, уже 900 гектаров вырублено полностью под жилищное строительство и “всякую ерунду”. “Десна у нас федеральная река, — напомнила Надежда Леонидовна, — и земля вокруг неё федеральная. Охранная зона там не 20 метров, а 500. А прокуратура нам пишет про 20. В результате мы видим жилищную застройку на Флотской, Бурова, Речной и прочие противозаконные стройки”. Так что за такие решения нужно немедленно сажать, ибо город неправильно построен, 400 тысяч человек живёт в скотских условиях. Дорожная проблема в Генплане тоже не решена, потому что не заложено ни одной трассы, которая бы разгрузила город. А лепить 17-этажки по обочинам — можно. Взять, хотя бы, улицу Фокина, которая по Генплану предназначена лишь для общественного транспорта.

Кочегарова задала вопрос: “Постановление № 884 действующее?” Ей ответили утвердительно. “Тогда почему администрация про него забыла? — спрашивает Надежда Леонидовна. — Ведь на улицах Советской и Тарджиманова нельзя строить дома выше 4-х этажей, но застройщику Гавричкову это “до лампочки”. Про многострадальные Судки профессор уже не стала подробно рассказывать, упомянув лишь, что там в нарушение решений судов продолжают выставляться участки на продажу. И 315-я статья (за неисполнение решений судов) никого не пугает. Как находящиеся в муниципальной собственности дачи кто-то скупает и возводит на их месте высотки? А новостройки на склонах расползаются. «Видимо, мы дождёмся смертельных исходов, тогда и начнут сажать”, — с грустью констатировала Кочегарова.

Пыльные бури — сегодня, пустыня — завтра.

Эстафету у Кочегаровой приняла активист-эколог Александра Анишина, поведавшая собравшимся о подаче прокурору города заявления о том, что публичные слушания проведены не должным образом. Прокурор отослал заявление в управление полиции по Брянску — Широбокову, ибо усмотрел нарушения УПК в статьях 144-145. Ответа пока не было.

Дополнила коллегу Александра Алексеевна и по ситуации с городскими лесами, которые до января 2009 года должны были состоять на кадастровом учёте. Однако наши чиновники это сознательно “упустили”, за что им грозит “денинская” 285-я статья. Теперь общественность предлагает леса восстановить.

Вспомнили и торговые центры, которых в новый Генплан засунули аж 14 штук. Причём на центральных улицах, а не как везде – на окраинах города. А вот про подъездные пути к ним, стоянки для машин и прочую логистику — забыли. Как пример, активист-эколог привела улицу Луначарского: куда там пихать ТЦ? Вместо «Дубравы» даже по габаритам не выйдет.

Бывший депутат горсовета затронула и тему памятников архитектуры. По её мнению, до состояния бульвара Гагарина (то есть руин) доводят сейчас угол улиц Калинина и Горького — там находятся торговые ряды ХVIII века. Нас ждёт ещё один торговый центр? “Малые города Брянщины относятся к историческим памятникам более бережно, нежели областной центр, — сравнила Александра Алексеевна. — Приезжаешь в районный городок, там есть, что посмотреть историческое. А в Брянске за последнее десятилетие всё умышленно доводится до разрушения, чтобы потом эти земли подвести под застройку”.

Ещё один болезненный вопрос — озеленённые территории: парки, скверы, бульвары. Постановление № 220, по которому их нужно сохранять, ныне мешает застройщикам. Даже в Генеральном плане нет перечня таких территорий: где они находятся, какие площади занимают и так далее. Получается, «приходи и бери, что хочешь». «У нас есть уже опыт, — рассказала Анишина. — Невструев прекрасно строится в сквере имени Медведева, хотел ещё сквер Сталелитейщиков «уплотнить», но что-то помешало. Теперь вот ещё хочет на площадь Октябрьской революции замахнуться: расширить Дом быта». А город, по мнению активиста-эколога, ничего не делает, чтобы сохранить свои зелёные уголки.

“Вот вы обратили внимание, насколько сильнее у нас теперь пыльные бури? Почему? — задала Александра Анишина вопрос и тут же на него ответила. — Потому что мы потеряли все защитные, озеленительные санитарные зоны. В перспективе у нас пустыня. Какую благодарность нам выразят потомки?”

Кто виноват и что делать?

Выступая на “круглом столе”, коммунист Пётр Громов напомнил про свои “бои”: урочище Снежки, парк Железнодорожников и улица Богдана Хмельницкого, где рядом с памятником и Вечным огнём втискивают девятиэтажку.

Руководитель фракции КПРФ в прежнем горсовете Николай Сарвиро призвал дать жёсткую оценку проектировщикам — по его мнению, они и есть главные виновники бед в Брянске. А проектировщик у нас — «Гипрогор». “Я тогда задавал вопрос их представителям, можно ли по Водному, Земельному и Лесному кодексам застраивать поймы? Это было после случая, когда Сибирь затопило. Ответили, что нельзя. А чего ж вы разрешаете? Получается, что если очень хочется, то можно, — подытожил Николай Константинович. — Ведь поймы — это водохранилища “на всякий пожарный случай”. Если у нас пройдут такие ливни, как в Сибири, то всё затопит — Десна всю воду не пропустит, настолько она заросла”.

Поэтому бывший депутат предложил вместе с правоохранительными органами проверить «Гипрогор» на коррупционную составляющую. А то виноваты у нас одни чиновники. Но ведь к ним приходят застройщики, приносят одобрения проектировщиков, и начинают давить: “У меня все документы есть, проект есть, а ты чего не одобряешь? Взятку просишь?” Если бы проектировщики чувствовали ответственность, то они, по мнению Сарвиро, не одобрили бы, например, ту же высотку депутата Артамонова на улице Дуки, возведённую вместо транспортной развязки.

Городков предложил добавить к ответственным за загаживание города ещё и архитекторов. Он напомнил собравшимся уродство первых этажей зданий по проспекту Ленина и «гроб» ТРЦ «Родина». “Ни один архитектор за это убожество не лишился места в Союзе архитекторов России, — добавил профессор. — Никакой ответственности, заинтересованность лишь в быстрых деньгах”.

А Сарвиро пошутил про торгово-развлекательную громадину, строящуюся на территории старого аэропорта: “Стоит она как раз напротив главной Фемиды нашей области. Вот областные судьи будут каждый день “любоваться” на это дело и…  креститься: “Свят, свят, свят, какую каракатицу посадили себе под носом”.

Татьяна Максимкина предложила рассмотреть этот вопрос на заседании ОНФ - раз “народный фронт” позиционирует себя как борец за справедливость. По её словам, если раньше «Гипрогор» пытался сопротивляться, то теперь сдал свои позиции, так как застройщики туда ездили “лесенкой”. Ещё бывший депутат горсовета поведала, что группа учёных БГИТУ подготовили работу, которая связывает заболеваемость в Брянске с экологической ситуацией: “И вот когда её опубликуют, мы увидим очень интересные цифры и факты. Например, для города имеет значение объём кроны. Да, туи и прочие диковинки красивые, но они не очищают воздух так же хорошо, как убранные с улиц Брянска тополя”.

Владимир Ивашутин, ветеран-строитель, спросил: “На какую численность населения рассчитан Генплан? А сколько незаселённых квартир, сколько людей не могут купить себе жильё? Тогда для кого это жильё строится? Ещё в 2007 году мы имели в три раза больше торговых мест,  чем в обеих столицах”. Также не решены вопросы с постройкой крематория, с обеспечением населения водой, с размещением промышленных зон, о которых все забыли. И главное, по мнению Владимира Александровича, городу нужен главный архитектор с правами главного архитектора, а не работника в отделе планирования.

“Нужно принимать, а потом дорабатывать”.

Собственно приглашённых со стороны власти пришло немного: Пётр Кулагин и Максим Коньшаков из городского управления по строительству и развитию территорий. Вся суть ответов пришедших чиновников сводилась к тому, что Генплан нужно принимать, а уже потом дополнять. И лучше принять сейчас, “вдруг через год он может показаться общественности ещё хуже” (видимо, чиновник вспомнил замшелый анекдот, рассказанный на пресс-конференции Президентом Путиным про жизнь в чёрно-белую полоску). В остальном речь чиновников содержала мало информации. Например, тот же Кулагин заметил, что часть предложений к Генплану не относится (хотя организаторы “круглого стола” и не заявляли прямо, что тут будет обсуждаться лишь он). Вот как Генплан примут, так можно будет и их решать. С «Гипрогором» они работают, многое уже учтено. “У нас тоже много вопросов, но не к самому Генплану, а к его реализации”, — продолжил Пётр Николаевич. И вообще, по его мнению, это не “корректировка”, а “внесение изменений”. Короче, цепляемся к отдельным словам и отвергаем все обвинения.

Максим Коньшаков продолжил линию Кулагина. Большинство вопросов, по его мнению, возникает из-за недостатка информации. “Генплан нужно принимать, так как это первичный нормативный документ, который можно совершенствовать”.

— Можно дойти до того, что совершенствовать нечего будет, — заметил на это Андрей Архицкий.

Лучше всего выступил Максим Лепетко из областного департамента строительства и архитектуры. Он много услышал для себя толковых идей, со многим согласен, а генплан нуждается в доработке. И ушёл. На какое-то совещание.

Чиновники потихоньку расходились, отбиваясь от напора общественников. До конца остался лишь Кулагин, которого ещё “помучали”. В частности, Александра Анишина поинтересовалась неожиданно возникшим «Десноградом» на Флотской: “Там уплотняют проект планировки: вместо 21 тысячи жителей уже 34. За счёт чего? В высоту строить будут или прямо в воде поселят народ?” Пётр Николаевич объяснил это просто сменой названия микрорайона, пошутив: “Официально есть Елена, а она хочет, чтобы её называли Алёной”. А для изменения проекта планировки к ним никто не обращался. Так что комментировать без официальных обращений он не может. Да и многие вопросы тоже не к нему.

Не услышав ничего вразумительного от пришедших на совещание чиновников, участники “круглого стола” составили предложения и отправили их приглашённым, но проигнорировавшим мероприятие градоначальникам. Но услышат ли они их в очередной раз?

Фото с сайта kprf32.ru.

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
3
Average: 3 (2 votes)