Дело Сиваковой: от трагедии к шоу.

Олеся Сивакова из гламурной блондинки с дорогой иномаркой и записями в социальных сетях превратилась в серьёзную и скромную женщину с грустными глазами. Даже родственники погибших полностью поменяли о ней мнение. Дело постепенно превращалось в шоу, чтобы окончательно стать оным на федеральном ТВ. А виновных в ДТП пока так и не назвали.

Фото из социальных сетей.

9 июня 2014 года автомобиль «Инфинити» после столкновения с «Доджем» влетел в остановку, погибли двое — парень и девушка. В иномарке находились хозяйка местного салона красоты Олеся Сивакова и её приятель Сергей Дзюбо. Сначала вину взял на себя Дзюбо, сказав, что на пассажирском сиденье был он. Однако в декабре 2014 года он уже заявлял, что оговорил себя по её просьбе. Сивакову задержали, но она продолжала настаивать на своей невиновности. Заседания суда порой превращались в перепалку между сторонами, скандал набирал обороты и в сети. Вызывающее поведение обвиняемой, которое отмечали многие, сменилось на спокойное ещё на заседаниях суда. В начале ноября 2015 года Олесю Сивакову судья Фокинского районного суда Василий Бочаров признал виновной и приговорил к шести годам колонии-поселения. Однако она в том же месяце обжаловала приговор в Брянском областном суде. Внезапно жалобу удовлетворили, и процесс пошёл на новый круг. В марте 2016 года приговор отменили, Олесю Сивакову выпустили на свободу. Так началось превращение из обвиняемой в жертву.

По одну сторону?

Для многих стала неожиданностью заявленная на З апреля пресс-конференция с участием Олеси Сиваковой, родственникоы жертв ДТП и адвокатов. На мероприятии для полноты картины не хватало только Сергея Дзюбы. Адвокаты обратили внимание на несоответствия, которые Фокинский районный суд отчего-то не заметил. Например, на противоречивые показания свидетелей: Чуйков не мог в темноте увидеть водителя иномарки, двигавшейся со скоростью более 100 км/ч, а Антощенков и вовсе опроверг слова своего приятеля.

Олеся Сивакова призналась, что жалеет, что сразу не пошла на контакт с родственниками погибших, и недоумевала, отчего общественное мнение было против неё. Более того, она назвала себя жертвой травли, а также производила впечатление невинно пострадавшей. Женщина сказала, что передала управление иномаркой возлюбленному Дзюбе, ибо была подшофе, а он её потом предал. И даже заявлял, что ему угрожают её друзья из “95 региона”. Бывший сотрудник Фокинского РОВД и друг Сиваковой кавказской внешности Эльдар Таиров это опроверг.

После решения областного суда пошли слухи, что потерпевшие получили от Сиваковой деньги и поэтому полностью поменяли о ней своё мнение. Однако все присутствовавшие это опровергли, а мать погибшей девушки Елена Дуленцова добавила, что обвинение даже на них давило, но им нужна лишь справедливость. Адвокат Владислав Луньков и вовсе заявил, что у Сиваковой нет денег. Кстати, видео пресс-конференции опубликовало издание «Росдержава», учредителем которой является как раз Луньков.

Таким образом, то, из-за чего и разгорелся скандал — вызывающее поведение и уверенность в своей безнаказанности обвиняемой и её родственников, на что обращала внимание потерпевшая сторона — исчезло. Теперь они вместе, сидя за одним столом, обещали добиваться правды.

Путаница в показаниях.

В начале апреля дело о ДТП передали судье Юрию Хомякову в Фокинский районный суд. Он сменил Василия Бочарова, вынесшего обвинительный приговор Сиваковой. Судебное заседание назначили на 13 апреля, но оно не состоялось: участникам не успели разослать повестки, а те, в свою очередь, заявили, что всё хотят решить без них. Вскоре без объяснения причин сменился и судья — место Юрия Хомякова занял Андрей Сергеев.

После двух переносов процесс возобновился лишь через месяц. 3 мая инспектор ДПС Дмитрий Красилов, прибывший на место ДТП через полчаса после трагедии, рассказал, что очевидцы показали — за рулём находилась девушка, а некие родственники Сергея Дзюбы укоряли того за взятие вины на себя. По мнению журналистов ИА «События», его показания отличались от прежних. Адвокат Луньков тоже заметил, что рассказанного Красиловым не было раньше нигде отмечено.

23 мая Сергей Дзюбо снова заявил, что за рулём была Олеся Сивакова, он спал, но очнулся после удара. А вину взял на себя, ибо она просила его: “Сказала, что беременна от меня, что распишется со мной, что не бросит, поможет во всём”. Но после изменил показания из-за обмана и оскорблений с её стороны. Теперь же он готов пройти тест на детекторе лжи, хоть и делать это ему запрещают врачи из-за гипертонии. Не получивший серьёзных травм пострадавший Сергей Пруст (он вместе с приятелями провожал погибшую Вику Комкову) заявил, что после столкновения Сивакова находилась между передними сиденьями головой в сторону задней части иномарки, а Дзюбо вылез из передней двери. На то, что раньше Пруст уверенно заявлял, что за рулём находилась именно “девушка со светлыми волосами”, а теперь говорит иное, обратила внимание прокурор. Однако пострадавший объяснил, что тогда не уточнял, где именно она находилась. Тут же сомнения в виновности обвиняемой выразили мать погибшей девушки Елена Дуленцова и отец погибшего юноши Владимир Гуркин. Они вновь заявив, что это следователи убеждали их, что за рулём была женщина. Также они отказались от гражданских исков к обвиняемой.

Линию о давлении следствия уже на следующем заседании продолжил другой потерпевший Сергей Родионов. По его словам, он оговорил Сивакову по просьбе следователя, а кто управлял иномаркой — не видел. Скрытый свидетель Носов, к показаниям которого скептически относятся обе стороны, подтвердил, что видел блондинку на пролетевшей мимо него иномарке. А Павел Бараненков подтвердил, что видел смс-переписку с угрозами от Сиваковой Дзюбо.

Вступает Виткевич.

В середине июня 2016 года на стороне Олеси Сиваковой выступил скандально известный спортсмен Николай Виткевич. В своём блоге он привёл факты, по его словам, свидетельствующие о невиновности женщины:

Во-первых, то, что за рулём была именно она, утверждает лишь Дзюбо и скрытый свидетель.

Во-вторых, у Сиваковой имеются раны правой руки и раздроблено правое плечо, чего не могло быть, если бы она была на месте водителя. Тем более, в шоковом состоянии она не могла бы сговориться со своим гражданским мужем.

В-третьих, по мнению блогера, “видео с камер кафе показывает, что на водительское место садится мужчина, а на пассажирское — женщина. Дзюба потом это объяснял якобы тем, что они доехали до «Телецентра», где поменялись местами, хотя любой житель Брянска ясно понимает, что на это от момента выезда от кафе до момента аварии у них бы не хватило времени”.

В-четвёртых, Виткевич утверждал, что данные с трёх вышек сотовой связи ясно дают понять, что на «Телецентр» они не ехали, а двигались без остановок в сторону Московского проспекта. Да и анализ объёма полученной и переданной информации показывал, что Сивакова общалась в социальных сетях и не могла водить машину.

В-пятых, блогер обращает внимание на выводы экспертизы, нашедшей следы косметики и губной помады на пассажирской подушке безопасности.

В-шестых, по его мнению, мог быть и “умышленный оговор”. Ведь “супруга водителя «Доджа» написала, что 30-минутный отрезок записи с видеорегистратора был удалён сотрудниками ГИБДД (экспертиза показала, что флеш-карта была отформатирована восемь! раз). Следствие объяснило это как результат сильного удара. Тоже возникает вопрос — так ли было дело, или видео исчезло, чтобы легче было сделать виновником столкновения «Инфинити»?”

А вот опровержение Виткевича, что Дзюбо и Сивакова были трезвы на момент ДТП опровергла сама Олеся ещё на апрельской пресс-конференции.

В конце своего расследования Николай Виткевич заявил, что Брянщина всё больше походит на “филиал АДА на Земле”. Ибо следствие проигнорировало многие нестыковки в деле, но “громкая огласка” поспособствовала отмене приговора, что редкость в нынешней судебной практике РФ — “даже в СССР в самые глухие годы застоя процент оправдательных приговоров в судах был значительно выше”. Теперь же следователи, по мысли блогера, будут озабочены больше “спасением чести мундира”, чем установлением истины.

Признали невиновной.

В конце июля районный суд назначил комплексную автотехническую судебно-медицинскую экспертизу для установления, кто же был на водительском сиденье. Однако она толком ничего не объяснила. А вот проведённая ранее автотехником из Смоленка негосударственная экспертиза ясно указала, что управлял машиной именно Дзюбо. Прокурор Татьяна Анисова посчитала выводы смолянина абсурдными, изменения показаний свидетелями — не противоречащими данным ранее, давление со стороны следствия на свидетелей отвергла, противоречия в показаниях свидетелей толковала в пользу обвинения. По её словам, Олеся Сивакова “не проанализировала своё поведение после ДТП, не сделала выводов и не осознала своё поведение, что говорит о её повышенной опасности”. Поэтому гособвинитель потребовала для неё 6 лет и 10 месяцев лишения свободы, а также лишения её водительских прав на 3 года. В защиту Сиваковой выступили не только её адвокаты, но и родители погибших в ДТП, повторив про давление следствия и СМИ, которые во всём обвинили Сивакову.

11 ноября Фокинский районный суд оправдал Олесю Сивакову по совокупности доказательств и постановил направить дело на новое расследование в органы следствия. А 24 ноября стало известно, что оправдавший её судья Андрей Сергеев ушёл в отставку по собственному заявлению — потерпевшие предполагали это ещё до приговора.

Зрелищ!

Казалось бы можно поставить точку во втором этапе рассмотрения дела, однако вмешались алчные телевизионщики. Им гораздо важнее было показать шоу, нежели разобраться в обстоятельствах трагедии. Сначала на телеканале «Россия-1» в передаче «Прямой эфир», а потом на НТВ в «Первой передаче» трагедию окончательно превратили в представление. Ничего нового. На “второй кнопке” Олеся Сивакова уверенно, хоть и со слезами рассказывала, как её возлюбленный её оговорил и отверг, женившись на другой. Сергей Дзюбо заметно волновался, получал подсказки от жены и родителей (на которые уже на НТВ он реагировал нервно), а также назвал саму Сивакову проституткой, заявив, что её никогда не любил. Николай Виткевич рассказал то же, о чём раньше писал в блоге. Журналист Артём Сухоломкин настаивал на первоначальной версии следствия. И Сивакова, и Дзюбо попросили прощения, но продолжили настаивать на собственной невиновности. На НТВ всё это повторилось, но уже в меньшем формате и без Виткевича.

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов еще нет