«Охотно» помогает неохотно: работница лишилась пальцев на производстве, просит помощь.

Работница агрохолдинга «Охотно», чей руководитель недавно стал депутатом Госдумы, лишилась указательного пальца и дистальных фаланг на левой руке. Наталья Пашечко рассказала, что на предприятии о ней вспомнили лишь после видеообращения о помощи. И – обиделись. Невесёлую историю она поведала секретарю брянского обкома КПРФ Александру Куприянову.

Вспомнили о пострадавшей лишь после видеообращения.

Наталья Пашечко работает в агрохолдинге «Охотно» уже год. В кишечный цех, где произошёл несчастный случай, без объяснения причин её перевели из другого цеха. В новом цеху есть автоматика – в старом цеху её не было. А вот инструкций толковых по обращению с ней не дали – по словам Натальи, всё ограничилось подписями в нескольких журналах по технике безопасности.

И вот 26 сентября 2016 года во время выполнения операции на одной из машин перчатку затянуло вместе с кистью руки в машину по обработке кишок. Пока разбирали механизм, вызволяя руку, прибыла “скорая”. Наталью в течение часа доставили в травматолого-ортопедическое отделение областной больницы №1. Однако она ещё час просидела в приёмном отделении, затем ждала в коридоре без оказания хоть какой бы то ни было помощи. По её словам, первую операцию ей сделали около девяти вечера, вторую — уже 4 октября.

“Надеялась, что пальцы сохранятся, – рассказывает Наталья Пашечко, – но на перевязке у меня был просто шок. Указательного пальца нет совсем, от двух других осталось меньше половины. Чуда не произошло. Благодаря медикам, всё обошлось, всё могло быть гораздо хуже. Хотя, может, если бы сразу прооперировали…”

Из рассказа выяснилось, что к пострадавшей через два-три дня приходила начальник инспекции по труду Наталья Борисова с целью взять объяснение и забрать заключение заведующего отделением. Но сразу выписку не дали, так что она приезжала снова. А в заключении написано, что травма Пашечко лёгкой степени тяжести. Представитель работодателя ни о дальнейшем трудоустройстве, ни о компенсации даже не заикался. Представили госинспекции по труду (ГИТ), по словам пострадавшей, молчат и к ней не приходили.

И вот об этой истории рассказал секретарь брянского обкома КПРФ и руководитель брянской ячейки профсоюза «Действие» Александр Куприянов. Через социальные сети женщина решила обратиться за помощью к руководству агрохолдинга «Охотно», в частности к директору предприятия, Владимиру Жутенкову, недавно ставшему депутатом Госдумы РФ: “Я бы хотела, чтобы он обратил внимание, чтобы оказали хоть какую-то помощь. Я мать-одиночка, воспитываю дочь одна. В этом году дочь поступила в техникум, и мне нужно ставить её на ноги. Как мне теперь жить, даже не представляю”.

В субботу, 8 октября, директор агрохолдинга «Охотно» Владимир Жутенков по просьбе сетевого ресурса «Брянская улица» рассказал всё, о чём ему стало в связи с этим известно: “Я сегодня выяснил, что у неё три раза была инспектор по труду Борисова, приходил и начальник цеха. Предприятие выделило ей 30 000 рублей. Девочки из бригады отдельно деньги собирали. Дальше предстоит расследование несчастного случая. Дело в том, что в перчатках на этом оборудовании работать категорически нельзя, так как там есть вращающиеся детали, перчатку легко может затащить. Туда в принципе нельзя пальцем лезть. То есть, допущена оплошность самой работницей, мастер недосмотрел…”

Также Владимир Александрович выразил сочувствие пострадавшей и уточнил, что гострудинспекция (ГИТ) была поставлена в известность о произошедшем в тот же день, когда и произошёл несчастный случай, хотя должны были предоставить информацию через сутки: “в плане техники безопасности и всех процедур, которые должны быть, сделано было всё”.

Однако, как написано выше, инспектор по труду агрохолдинга Наталья Борисова приезжала дважды лишь для взятия заключения врача. В третий раз она прибыла уже после того, как видеорассказ Пашечко появился в социальных сетях. Причём до этого пострадавшую “кормили” обещаниями по телефону: деньги они, конечно, выделят, но только когда найдут финансового директора.

Сами понимаете, что после появления видеоролика нашлись и деньги, и финансовый директор. К Пашечко прибыла не только Борисова, но и заместитель руководителя мясохладобойни Людмила Захарова.

“Захарова и Борисова выдали мне под роспись 30 тысяч рублей и деньги, собранные коллективом, – около 8 тысяч рублей, – рассказала Пашечко. – Они говорили мне, что не нужно было делать этот ролик, что я всех опозорила. Но, мне кажется, если бы он не вышел, даже не знаю, когда бы дождалась помощи”.

СМИ обратилось за комментариями и в Госинспекцию по труду. Заместитель главы ГИС Николай Стрельников подтвердил, что к ним действительно поступила информация о травмировании работницы «Охотно», но “не 26-го, а 27-го сентября, и не из самого предприятия, а непосредственно из областной больницы”. Также он пояснил, что травма Пашечко не расценивается как тяжёлая, ибо по закону для этого должен быть повреждён большой палец, а не безымянный, средний и указательный. И предприятие в случае травм лёгкой степени тяжести не обязано ставить ГИС в известность.

А пока что агрохолдинг «Охотно» ожидает проверка. Если пострадавшая напишет в ГИС жалобу, то не только ответственных лиц предприятия пригласят поговорить, но и на рабочее место пострадавшей придут с внеплановой проверкой.

Неединичный случай.

Газета «Брянская правда» напомнила ещё несколько случаев, связанных с предприятиями, где “рулил” нынешний депутат Госдумы РФ от «Единой России» Владимир Жутенков. Дело в том, что во время описываемых событий он был одним из главных лиц мясокомбината «Тамошь» (вначале – генеральным директором, затем – управляющим делами).

Так в номере за 9 сентября 2010 года газета под заголовком «По волчьим законам» опубликовала письмо одной из жительниц Брянска, семья которой оказалась в бедственном положении. 25-летний муж женщины, работавший на мясокомбинате «Тамошь», получил на производстве тяжёлую травму. “Беда свалилась на нашу семью весной нынешнего года, – рассказывала она в своём письме. – Если точнее – 21 апреля. В этот день, где-то в 12 часов, мне позвонил муж: попросил привезти в больницу его документы и кое-какие вещи. “Что случилось? – заволновалась я. – Ушёл на работу как обычно, и вдруг – больница?” От услышанного в ответ едва не лишилась чувств: проткнул глаз ножом и его забирают на операцию”…

Суть письма не в самой трагедии, а в том, КАК отреагировало на неё руководство предприятия. Об оказании пострадавшему первой медицинской помощи на самом мясокомбинате даже речи не было, вызвать “неотложку” тоже не удосужились. А доставившая раненого в Брянскую городскую больницу № 1 инженер по технике безопасности представила врачу версию о “бытовой травме”, полученной, якобы, дома…

Понятное дело: не горело руководство желанием нести ответственность за то, что ученика, проработавшего на предприятии месяц, в нарушение всех норм, правил и инструкций заставили обваливать туши наравне с опытными рабочими. Косвенно подтвердила это и инженер по ТБ: “Не нужно, чтобы кто-нибудь знал об этой травме, – увещевала она женщину. – Так будет лучше – получите от предприятия деньги на лечение”. Женщина, однако, на сговор не пошла: настояла на созыве комиссии, признавшей травму производственной. При этом государственный инспектор труда и все члены комиссии, кроме представителей мясокомбината, установили, что вины самого пострадавшего в этом несчастном случае нет.

Отсюда, надо полагать, – и дальнейшая позиция “хозяев”. “…мне пришлось пережить кучу унижений, – рассказывала женщина в письме. – Чтобы получить зарплату мужа, приходилось многократно звонить в бухгалтерию, выпрашивать, унижаться. Сначала у меня потребовали взять доверенность у главного врача. Я взяла… Потом им этого показалось мало, они стали требовать взять доверенность у нотариуса. А ещё вместо того, чтобы всё это по-человечески попросить, посоветовать, заместитель главного бухгалтера […] унижала, оскорбляла меня, до сих пор не пойму – за что”.

“…жжёт обида, что никто из начальства предприятия не откликнулся на мои просьбы о помощи: они даже нужные мне документы не выдали – только через адвокатский запрос, и то до сих пор не все. Да и в чём виноват мой муж? В том, что он лишился 100% зрения на один глаз и остался инвалидом на всю жизнь? Или, может быть, в том, что из-за этого несчастного случая он не сможет закончить университет? За всё это время никто даже не поинтересовался, как он. Да, вот если бы кто-нибудь из них оказался на нашем месте, они бы поняли, каково это, когда сидишь у постели мужа, захлёбываешься от слез, и не знаешь, что будет завтра”.

Наша «фирменная» фраза: “Гласность есть – слышимость отсутствует” в данном случае не подходит. “Слышимость” появилась! Перед женщиной извинились? Семье помогли материально? Как бы не так!

«Тамошь» на «тропе войны» – это заголовок следующей публикации «Брянской правды» – за 24 сентября 2010 года. Из неё читатель узнал, что: а) руководство «Тамоши» прислало в редакцию грозное «Требование о публикации опровержения»; б) текст опровержения руководство просит согласовать с ним(!), в) ООО «Мясокомбинат Тамошь» намерено обратиться в суд для защиты своих прав; г) оно уже судится с государственным инспектором труда, не пошедшим на сделку с совестью…

Никакое “опровержение” газета, естественно, публиковать не стала – правду не опровергают! После ряда потуг “мясных королей” “заглохло” и судебное преследование газеты и автора письма…”

Как видим, за это время ничего не поменялось. А разве должно было? Капиталу не выгодно улучшать жизнь рабочих, заботиться об их безопасности. Зато выгодно получать как можно больше денег, добытых трудом рабочего класса.

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов еще нет